Как Кострому хоронили

Сказка третья

             Прибежали подружки Костромушки на берег, а там уж праздник начался. Старшие  девушки Кострому выбирают.

 Всем девушкам Костромой быть хочется, ведь самую красивую выбирают! Бывало, ссорятся, чуть до драки не доходит, да нынче и спорить никто не стал – Ненагляда Костромой будет! Высокая, стройная, косища русая ниже колен да в руку толщиной, лицом бела, румяна, а глаза под соболиными бровями большие, зеленовато-серые, будто озёра речной воды! Сквозь шёлковые ресницы глядит Ненагляда ласково, в глазах золотые искорки, будто солнечные зайчики по воде скачут! Хороша!

- Что ж вы такую красоту да Ненаглядой зовёте? Словно хотите, чтоб на неё и не глядел никто! – спрашивает у Забавы подружка.

 Костромушка-славяночка объясняет меряночке, что Ненаглядой  такую красавицу родители назвали, чтобы злые силы обмануть. А то злые духи прознают, что красоты необыкновенной ребёнок народился, да и выкрадут! А на Ненагляду кто позарится? Да на неё и глядеть не захочешь! Пусть злые духи кого-нибудь другого поищут.

Выбрали девушки Кострому и стали её наряжать. Волосы Ненагляде распустили, до самой земли упали золотистые пряди, скрыли Ненагляду. А девушки с поклонами принесли рубашку тончайшего льна, сарафан надели яркий, на голову - венок, на ноги – лапоточки новые. Подружки-Костромушки тоже в обряде участвуют: цветочки луговые в волосы Ненагляды вплетают, да вместе с другими девушками поют:

Кострома, Кострома,

Ты нарядная была,

Развесёлая была,

Ты гульливая была!

А теперь, Кострома,

Ты во гроб легла!

И к тебе, Костроме,

Сошлись незваные сюда.

Стали Кострому

Собирать – одевать

И оплакивать:

Кострома, Кострома,

Костромушка моя!…»

 

Тут все девушки как заголосят-заплачут, а Костромушки громче всех стараются! Как же не плакать, если обряженную  Ненагляду-Кострому с плачем кладут на широкую доску и несут к реке! Принесли, на песчаную отмель положили, да и столкнули в воду! Прощай, Кострома! Девушки, что побойчей, в воду попрыгали, доску держат, купают на ней Кострому, и наши подружки туда! Тёплая вода, ласковая! А на берегу старшая девушка в лукошко бьёт, как в барабан: Ко-стро-ма! Ко-стро-ма! Ох и весело! Визг, хохот стоит над рекой! Ненагляда с доски соскользнула, да вплавь от подружек, они – за ней, да не догнали. Выбралась Ненагляда на берег, да по откосу – домой, сушиться. Пока она в сухое переоевалась, девушки на берегу хоровод водить затеяли:

В чистых полях растёт трава,

Ле-лю, ле-лю, растёт трава.

            Растёт трава шелковая,

            Ле-лю, ле-лю, шелковая.

Цветут цветы лазоревы.

Ле-лю, ле-лю, лазоревы.

            Сорву цветок, совью венок,

            Ле-лю, ле-лю, совью венок…

 

Костромушки и хороводы водили, и в игры разные играли до самого заката. А потом к девушкам парни присоединились, тут Костромушкам скучно стало – девушки с парнями переглядываются, а поют так:

На горе-то лужок зеленёшенек,

Ой, у меня дружок молодёшенек.

Ой, люли, люли,

                  Ой, мы пойдём с дружком,

                  Да разметём лужок,

                  Да заведём кружок.

Ой, люли, люли.

Ой, мы с песенками, со весёлыми,

Ой, люли, люли, да с весёлыми…

 

Костромушки решили, что им в хороводе делать нечего: рано им венки плести да на парней надевать. Солнце к закату клонится, а они не ели ничего с утра! И подружки побежали к Забавиной бабушке.

У бабушки для девочек уж молоко в печке истопилось. Пахучее, с коричневой пенкой – вкуснота! Пьют девчонки молоко, жмурятся от удовольствия, а бабушка их расспрашивает, кто Костромой был, да во что обряжали Кострому, да кто в лукошко бил, да какие песни пели? Забава отвечает, что Костромой была Ненагляда, Бабушка головой покивала – мол, хорошая девушка. А Забавина подружка и спрашивает:

-    Бабушка, а зачем Кострому хоронят?

-  Дак как же её не хоронить-то! Ведь она прямо к Кощею отправилась, а Кощей, ежели его не задобрить, девушку ему красивую не подарить,  и урожай погубит, и рыбу из воды уведёт, и скотину заморит, вот ведь как! Да нынче-то что! Выкупали Ненагляду  на доске, да и всё. Вот мне моя бабушка рассказывала, что в старину-то девушек по-настоящему в реку-то бросали!

А девчонки не унимаются:

- Ничего себе, просто выкупали, а если б дождь да холодно, ведь всяко бывает!

- Экие вы жалостливые! Если холодно да дождь, тогда в реку куклу бросают.

- Какую куклу?

- Да навертят куклу из прутьев, соломы, да больше из костры, коры льняной, нацепят на неё платок да лапти, посадят в корыто да волокут на берег. Там давай играть: кто нападает на Кострому, кто защищает. Защитники-то не больно стараются, обязательно Кукла нападающим достанется. Схватят её, одежонку сорвут, да в воду! Ну, ту все рыдать начинают, а потом – хороводы водить да петь.

- Бабушка, а почему…

- Потому, идите-ка вы спать. Глаза уж слипаются, завтра почемукать будете!

- С бабушкой пререкаться нельзя, малы ещё. И девчонки полезли на сеновал, спать.

 

Урок добрым молодцам.

             Обряд похорон Костромы древние славяне проводили для того, чтобы умилостивить подводные и подземные силы природы. По представлению наших предков, эти силы были связаны с плодородием почвы, то есть с урожаем. Проводился он в середине лета, когда хлеба только начинали колоситься и какой они дадут урожай ещё было неясно. Жертву приносили не самим силам природы, а их повелителю. У славян это был скорее всего Кащей Бессмертный. К нему-то Кострома и отправлялась.

Когда обряд только складывался, наши предки приносили Кащею человеческую жертву. Затем её заменили символические «похороны»-купания самой красивой девушки, а потом -  похороны куклы. Название куклы, «Кострома», произошло от названия материала, из которого её делали. Обычно это солома, а ещё «костерь», «костра», жёсткая корка льна, конопли, нить, образующиеся при трёпке льна или конопли, основа ткани. Появление костры означало гибель растения и рождения ткани.

              

Яндекс.Метрика