Сказка про Реку Рек.

Сидела на берегу реки Костромки девочка. Сидела, в воду глядела да песню пела. Дело было аккурат на макушку лета. Жарко. Девочка ягоды собирала, уморилась. Сидит у реки, поёт. Тут из лесу старичок выходит. Остановился около девочки, дышит тяжело, пот со лба утирает. Тоже, видать, уморился – целая корзинка с ягодами за плечами, а в руке – посох.

- Здравствуй, красавица! Хорошо поёшь.

- Здравствуй, дедушка!

Девочка встала, уступила старому самое удобное и прохладное место –  в тени белой берёзы.

- Ай, спасибо, умница. Как звать-то тебя?

- Настенька.

- Хорошее имя, ласковое. Притомилась, видать, Настенька?

- Притомилась, дедушка. Вот сижу, на воду гляжу.

- Нет ли у тебя, милая, хлебушка кусочка да водицы глоточка? Тоже притомился по лесу ходить.

- Как не быть, дедушка, вот, не откажись, не побрезгуй! – Настенька порылась в своём узелочке, вытащила ржаную лепёшку, протянула старичку.

- А водицы – сейчас к речке спущусь! - Настенька подобрала  кусок берёсты, скрутила его на угол, сбежала к реке, зачерпнула воды, вернулась к дедушке и протянула ему.

- Спасибо тебе, умница, вижу, в хорошей семье выросла. Эх, хороша водица. Живая.

- А что дедушка, неужто неживая вода бывает?

- Всё бывает, умница.

-  В какой же реке эта вода течёт-то?

- А вот послушай, что сказывают люди про Реку Рек.

          Далеко-далеко отсюда в той стороне, где светлое солнце восходит, где небо на землю сходит, в том самом месте бьёт из глубины то ли неба, то ли земли ключ, вот с этого ключа и начинает своё течение Река Рек. Глубоки её воды, тихо текут. И нет на земле такого места, нет такого человека, что бы в Реке Рек не отразились.

- Дедушка, неужто и я в этой реке отражаюсь?

- И ты, умница

Странная в той  Реке вода. Вот в нашей речке небо отражается, облака, деревья, зверюшки, ты отразилась, когда за водицей наклонялась. Отразилась и пропала. Не помнит речка, что отражалось в ней.

Не то воды Реки Рек. Вот, думаешь, прошло и прошло, ан нет. Ничто бесследно не проходит. Вот город наш, Кострома, не только в Волгу да в Костромку, он и в Реку Рек глядится. И несёт Река Рек сказ о том, как поселились люди на берегах двух рек, как название им дали, как город заложили, как Костроме молились. Как потом христианские храмы стоить начали, как с Божьей помощью, бусурман на Святом озере остановили. Помнит Река Рек время, когда гордая Кострома княжескую шапку примеряла да своим столичным видом в Реке Рек любовалась. Уж больно любил Кострому Владимирский князь Василий по прозванию Квашня. А как князь помер, крутенько пришлось Костроме. В скором времени схватились Тверской князь Михаил и князь Московский Юрий за великое княжение, двадцать лет князья бились, и вот на двадцатый год за Москвой победа осталась. Стала Москва главным городом на Руси. А Кострома, видать, не забыла, как в  княжеском венце ходила, поддержала Кострома Тверь. Ох, как поплатилась за это Кострома. Только это горе – не горе, полбеды. Вся Русь горем-тоской исходила под игом. И было так, покуда князь Дмитрий Донской не разбил на поле Куликовом рать татарскую. И костромичи в этой битве отметились. Вел их в бой воевода Иван Родионович Квашня.

Хоть и не столичный был город, да укреплён хорошо. Как Москве опасность, так великие князья, что Дмитрий, что сын его Василий – в Кострому, под защиту крепких стен да Святой Иконы Фёдоровской. Велик был град Кострома. Более трёх десятков церквей было в нём., да после смерти князя Василя Дмитриевича сызнова полыхнула вражда за великое княжение. Четыре князя, связанных кровным родством, бились за власть не на жизнь, а на смерть: князь Василий Тёмный против своего дяди его Юрия Дмитриевича и сыновей его Василия Косого и Дмитрия Шемяки. И бились они до Шемякиной смерти. Сильно пострадала Кострома от этих усобиц, и вскорости присоединена была к Московскому княжеству окончательно.

Стала Кострома опорой княжеству Московскому на всём Поволжье. Бесчестно усобицы затевать да родную кровь лить, ведь настоящих-то врагов у Руси много. Иго татарское хоть и ослабело, да не уничтожено. Били Костромичи татар, и было так, покуда Иоанн Четвёртый Казань не взял. Зато, касатка, теперь в Костроме ярмарки большие, купцов много, так ведь, умница?

          Настенька не сразу сообразила, что старичок к ней обращается, потому что заслушалась. Так и стояли перед ней картины войн, пожаров и славы родного города. Она не только последних слов старичка не услышала, она и не заметила, что жара спала, а солнце на закат поворотило.

- Эй, касатка, али заснула?

- Ой, дедушка,  - встрепенулась Настенька, - нет, не сплю, только всё что ты сказывал, так и видела! Уж не чародей ли ты какой? И знаешь ты всё откуда? Неужто ты впрямь на берегу Реки Рек бывал? Да в воду её глядел?

- И бывал, и глядел. А что видел, летописцам сказывал, чтоб записали. Слово-то записанное крепко – топором не вырубишь.

- Летопись? Летопись-то наша Ипатьевская, мне матушка говорила, в монастыре. Её святые люди, монахи-летописцы пишут. Ты, дедушко, из них, что ли?

          Дедушка улыбнулся, ничего не сказал, только глянул в вечереющее небо, и  после молвил:

- Глянь-ко, почти до вечера просидели. Пора мне, да и тебя, умница, дома чай заждались.

А разговор наш запомни. Всё в Реке Рек отражается, и облик, и дела, и мысли тайные. Постарайся, чтобы твоё отражение хорошо было, чтобы не стыдились дети твои, внуки твои и весь ваш род Громовых в Реку Рек смотреться. И ладанку свою (Настенька невольно схватилась за мешочек с родной землёй, что на шее у неё висел) береги, не позорь.

Тут Настеньке показалось, что старичок растёт. Да не показалось, вот уж он и впрямь высоким стал, широкоплечим, рубаха латаная с плеч его упала -  а под ней доспех золотой, плащ алый, вокруг головы – то ли потому, что он противу солнца стоял, то ли само по себе - сияние! Мигнула Настенька, а старичок-то уж и пропал.

Оглянулась Настенька – солнышко уж низко над рекой,  дома, поди, заждались! Подхватила Настенька туесок с ягодами – да бегом к родному дому.

 

Урок добрым молодцам.

Исторические события, расписанные  по годам, называют «хронология» (от греческого слова «хронос» – время ).

Вот так примерно выглядит хронология существования города    Костромы с  тринадцатого по шестнадцатый век.

1276 год – умер вел. Князь Василий Квашня.

1304 – начало борьбы между Тверским князем Михаилом и князем Московским Юрием за великое княжение. Эта борьба закончилась победой Москвы. Кострома выступила на стороне Тверского князя.

1318 – разорение города Московским князем.

1340 – по ярлыку, полученному в Орде Московским князем Иваном Калитой, Кострома входит в состав Московского княжества.

1375 – разграбление Костромы новгородскими речными разбойниками – ушкуйниками.

1380 - костромичи под предводительством воеводы Ивана Родионовича Квашни участвуют в Куликовской битве.

1413 – в Костроме произошёл великий пожар, во время которого сгорело 30 церквей, что говорит о значительном по тогдашним меркам размере города.

1416 – город горит вновь. После этого пожара Кострома была отстроена Московским князем Василием Дмитриевичем.

1425 – после смерти Василия Дмитриевича вспыхивает вражда за Московское княжение между его сыном Василием Тёмным, дядей Юрием Дмитриевичем и его сыновьями Василием Косым и Дмитрием Шемякой.                           Кострома сильно страдала от этой усобицы. Так продолжалось до смерти Дмитрия Шемяки.

1455 – смерть Дмитрия Шемяки.

1471 и 1478 -  - Московский князь Иван Третий предпринял походы против Новгорода, в которых принимала участие костромская рать под предводительством князя  Даниила Холмского.

В 1539 под предводительством Мстиславского и в 1540 под командованием Яковлева костромское ополчение разбило татар, приходивших грабить костромские земли.

1551 – перед походом на Казань в Костроме собирается полк первой руки князей Горбатого и Серебряного. В это время  Московской Русью правит уже Иван Грозный.

После покорения Казанского ханства военное значение Костромы снижается. Одновременно усиливается её роль как крупного центра ремесла и торговли.

Из Костромы происходит крупнейший памятник древнерусской истории, так называемая  Ипатьевская летопись.